Точные совпадения
Искать в заголовках
Искать в контенте
Искать в новостях
Искать на страницах
Фильтровать по категориям
Без категории
важные события
МДК
Новости компании
Сми о компании
спонсорство и благотворительность
Фотогалерея
{ "homeurl": "http://comitagroup.ru/", "resultstype": "vertical", "resultsposition": "hover", "itemscount": 4, "imagewidth": 70, "imageheight": 70, "resultitemheight": "70px", "showauthor": 0, "showdate": 0, "showdescription": 1, "charcount": 3, "noresultstext": "Нет результатов!", "didyoumeantext": "Вы имели ввиду:", "defaultImage": "http://comitagroup.ru/wp-content/plugins/ajax-search-lite/img/default.jpg", "highlight": 0, "highlightwholewords": 1, "scrollToResults": 0, "resultareaclickable": 1, "defaultsearchtext": "Искать..", "autocomplete": { "enabled" : 1, "lang" : "en" }, "triggerontype": 1, "triggeronclick": 1, "redirectonclick": 0, "trigger_on_facet_change": 1, "settingsimagepos": "right", "hresultanimation": "fx-none", "vresultanimation": "fx-none", "hresulthidedesc": "1", "prescontainerheight": "400px", "pshowsubtitle": "0", "pshowdesc": "1", "closeOnDocClick": 1, "iifNoImage": "description", "iiRows": 2, "iitemsWidth": 200, "iitemsHeight": 200, "iishowOverlay": 1, "iiblurOverlay": 1, "iihideContent": 1, "iianimation": "1", "analytics": 0, "analyticsString": "", "redirectonclick": 0, "redirectClickTo": "results_page", "redirect_on_enter": 0, "redirectEnterTo": "results_page", "overridewpdefault": "0" }
+ 7 495 786 63 61

Российские разработчики готовы замещать импортное оборудование

«Rosnauka продолжает разговор с заместителем исполнительного директора ООО внедренческая фирма «ЭЛНА» Сергеем Леонидовичем Аннушкиным об импортозамещении и формировании рынка отечественных промышленных АСУ (автоматизированных систем управления).

— Сергей Леонидович, импортозамещение многие понимают по-разному. Что вы вкладываете в это понятие и как оно, по Вашему мнению, должно проходить в России? 

Импортозамещение – это процесс ухода от использования изделий зарубежного производства к использованию отечественных изделий и технологий. Более важен, на мой взгляд, вопрос о глубине импортозамещения. Здесь стоит вспомнить про то, что радиоэлектронная промышленность, которая раньше была флагманов национальной экономики, переживает упадок.

На сегодняшний день импортозамещение актуально с учетом нестабильной политической и экономической ситуации в мире. Также на базе современных качественных технологий важно наладить производство более интересных, более современных продуктов, которые будут опережать на шаг то, что уже существует на сегодняшний день. Мы будем брать технологию и создавать на ее основе новые технологии и продукты, то есть такие вещи, которые на данный момент мировой рынок не предлагает. Также важно организовывать собственное производство, сборку, заниматься сервисом, использовать отечественные кадры, задействовать те предприятия, которые зарегистрированы в нашей стране, имеют российского собственника. Капитал должен оставаться в России, и развитие производства также должно происходить в нашей стране.

— Насколько целесообразна разработка отечественной компонентной базы?

На мой взгляд, целесообразна. Даже наша оборонная промышленность использует на сегодняшний день ту микроэлектронику, которая была создана 20 лет назад. Это приличный срок, особенно для технологий. При создании новой российской микроэлектронной базы, в первую очередь, будет обеспечен, конечно же, военно-промышленный комплекс, потому что это вопросы национальной безопасности, которые должны подниматься в первую очередь.

— Импортные поставщики предлагают качественный сервис своего оборудования. Западные компании стабильны, работают по 50-200 лет на рынке, дорожат репутацией. В то же время российские фирмы могут оказаться однодневками, не выдержать конкуренции или экономических условий. Получается, тем, кто рискнул и сделал ставку на отечественную продукцию, может оказаться сложнее, чем идущим по проторенному пути сотрудничества с зарубежными партнерами?

Да, эта проблема постоянно встает перед отечественными разработчиками. Но нужно четко отдавать себе отчет в том, что, не приобретая российское оборудование, не стимулируя дальнейшее производство отечественной техники, мы никогда не достигнем соответствующего качества. Качество товара и серийность тесно связаны. К сожалению, коммерциализация многих сфер и отраслей, которая началась после развала СССР, привела к тому, что потребители ориентировались главным образом на стоимость продукции. Для того чтобы сэкономить на эксплуатации и сервисе, выбирались импортные товары, более удобные в использовании, экономичные, эргономичные. Зарубежные компании этим активно пользовались, предлагали хороший сервис, условия, скидки, бесплатное обучение персонала. И это срабатывало, и продолжает работать сейчас.

Сегодня все эти прочеты нам необходимо наверстывать. Но опять возникает та же проблема: не имея рынка сбыта, невозможно создать качественный и хороший продукт. У российских производителей есть возможность выпускать качественную продукцию, организовать достойный сервис, у нас есть потенциал. Но, к сожалению, российские компании связаны по рукам и ногам: нам не дают финансирования, поэтому все перспективные разработки мы вынуждены производить за собственный счет, а оборотные средства компании, к сожалению, часто бывают ограничены.

— Как внедренческая фирма «ЭЛНА» участвует в процессе создания и внедрения качественных технологий на российский рынок?

Мы вносим свой вклад. Как любой производитель систем автоматизации в России, «ЭЛНА» долгое время производила контроллерное оборудование. Его производство существует, оно востребовано и никуда не денется. Но мы производили контроллеры, как и другие российские компании, на импортной компонентной базе. Мы продолжим работать подобным образом, до тех пор, пока в нашей стране не будет создана радиоэлектронная промышленность, предлагающая компоненты должного качества. До этого момента нам ничего не остается, как поддерживать линейку контроллерной техники на зарубежных комплектующих.

Однако, нам есть и чем гордиться. «ЭЛНА» — единственная компания в России, которая представила на сегодняшний день контроллер, полностью собранный на отечественной электронной компонентной базе. До этого существовали подобные решения в промышленности, но они производились эксклюзивно — для каких-либо конкретных задач: локальных систем автоматики, которые использовались в  промышленности, например, системы управления каким-нибудь дизелем, либо электронной системы управления зажиганием – как в наших «Жигулях».

Летом на выставке «Нефть и газ» мы представили линейку контроллеров, собранную  на стопроцентно отечественной микроэлектронике. Хотя даже здесь говорить «отечественная» можно с определенной долей допуска. В основе ее — изделия производства не только России, но и Беларуси.

— Сколько потребовалось времени, чтобы создать полностью российский контроллер?

Примерно год. Мы сделали его на базе оборудования, которое уже выпускали, просто постарались выполнить задачу на российской компонентной базе. Пока наш контроллер уступает по визуальному эффекту импортным аналогам: он шире по габаритам, потребляет больше энергии, у него сильнее тепловыделение. Но главное мы выполнили эту сложную задачу, и, повторюсь, это полностью российское оборудование.

— Как вы пришли к мысли создать полностью российский контроллер? 

Все началось с собственной программы импортозамещения. Начали с элементарного оборудования: взяли шкаф российского производства, нашли отечественные провода, клеммы, реле, блоки питания. Потихоньку собирали и подбирали отечественную компонентную базу. Также начали узнавать, что в России происходит с микроэлектроникой, возможно ли сделать российский контроллер на сегодняшний день. Для нас эта задача была больше творческая, чем прикладная, то есть рынок не требовал от нас подобного решения, мы сами к нему пришли. Поставив ее перед собой, получили полностью отечественный контроллер.

К этому подтолкнула нас политика структур ТЭК, которые восприняли курс на импортозамещение очень буквально. Они начали акцентировать внимание на импортных комплектующих, идущих вразрез с понятием «создание отечественных технологий». Вот это нас и подстегнуло. Сегодня контроллер, полностью выполненный на отечественной компонентной базе, проходит сертификационные испытания.

В 2016 году он будет готов, пока же наш продукт действует как тестовый или демонстрационный образец. Многие предприятия, что нам очень лестно,  готовы предоставить площадки для испытания подобного прибора.

— По своему функционалу российский контроллер не сильно уступает западным аналогам?

У любого импортного продукта есть линейка – от простых моделей до флагманов. Сегодня мы создали контроллер, который находится где-то посередине, причем может работать на рынке систем автоматизации для любого предприятия. Он подходит для автоматизации любого стандартного технологического процесса.  Прибор можно поставить на линию по розливу молока, по выпечке хлеба, на любое предприятие ТЭК, на наши водоканалы (для систем водоснабжения городов и водоотведения). В этом сегменте мы на сегодняшний день оказались первыми на рынке. Подобного общепромышленного контроллера, полностью собранного на российской базе, в нашей стране пока не было.

— Наш отечественный контроллер может интегрироваться в уже существующие системы управления? 

Да, сможет. К счастью, на рынке нашей автоматизации существует система определенных стандартов, есть определенные протоколы, интерфейсы, они позволяют совершенно спокойно интегрироваться в любую общедоступную систему. Естественно, есть специализированные системы, которые имеют свои специализированные интерфейсы. На этом «погорели» несколько западных компаний, которые приходили в Россию и предлагали решения, которые могут делать только они. В таких условиях, когда только один поставщик может что-то сделать,  очень сложно работать. Поэтому на сегодняшний день мы имеем возможность интегрироваться со всеми стандартными устройствами, проблем с этим нет.

— Хватает ли вам интеллектуального капитала?

В России с перестроечных времен многое было приведено в упадок, и в первую очередь пострадала научная база. Но, к счастью, остался ряд научных институтов, которые, во многом благодаря энтузиазму, смогли сохранить коллективы разработчиков и инженеров. Наша компания была образована в 1992 году на базе коллективов, которые вышли из двух крупных советских институтов, занимавшихся системами автоматизации. Еще один яркий пример — российская компания «МЦСТ» со своими процессорами «Эльбрус». Коллектив этой компании с советских времен ведет разработки микропроцессоров, востребованных в военной сфере. Сегодня их процессоры начинают быть востребованы в других сферах. Надеюсь, что очень скоро она порадует нас своими новинками, которые можно выпустить на широкий рынок.

У нас есть свои подразделения, которые, во-первых, занимаются разработкой контроллеров. Это тоже своего рода НИОКР, который мы реализуем, потом производим продукт и внедряем его. Но кроме создания контроллеров мы занимаемся различными НИОКРами. С нашими партнерами — различными дочерними предприятиями Газпрома, ведущими российскими НИИ — мы реализуем целый ряд разработок: это передовые системы диагностики, использующие параметры, которые существуют в уже работающих системах автоматизации. В итоге у нас получаются системы мониторинга технического состояния трубопроводов для наших основных заказчиков – различных структур «Газпрома». Совместно с институтом имени Келдыша мы сейчас разрабатываем систему управления для энергетического источника на твердооксидных топливных элементах. Также совместно с компанией «Газпром Трансгаз Екатеринбург» мы делаем комплексные энергетические установки на базе турбодетандеров и решаем другие прикладные задачи.

— Есть ли риски неполучения запланированных результатов? Как вы с ними боретесь?

Есть, конечно. Чтобы существовать на рынке систем автоматизации, российские компании вынуждены либо финансироваться извне, либо прибегать к венчурному финансированию, либо консолидироваться, как это сделала наша фирма, объединившись в группу компаний и объединив усилия – как финансовые, так и технические. На сегодняшний день мы не ощущаем серьезной государственной поддержки, как не ощущаем поддержки наших потребителей. Но мы надеемся, что понимание того, что нужно что-то делать в этом направлении, придет, и все будет хорошо. Финансирование наших проектов не несет больших рисков, потому что мы видим и ориентируемся на определенный результат. Это не уровень научных прорывов. Мы не создаем заоблачные новые технологии, мы занимаемся автоматизацией и, как правило, используем уже существующие электронные компоненты. И самое важное здесь — вопрос инжиниринга, то есть грамотных, квалифицированных кадров.

Создание революционных технологий – это действительно очень рискованно. А создание новых систем автоматизации, в том числе наших отечественных контроллеров, — это вопрос навыков и практики.

— Несмотря на все варианты финансирования, стоимость отечественного оборудования остается высокой.

Такова общая тенденция. Причина проста – малосерийное производство, отсюда и высокая стоимость. Но зачастую надо научиться извлекать выгоду из ситуации. Сейчас в условиях серьезной разницы курсов валют выгоднее взять малосерийный отечественный продукт, чем приобретать импортный. И зачастую это связано не только с начальными инвестициями на покупку такого оборудования, сколько потом на его поддержание, внедрение, приобретение лицензии, запасных частей. Основной вопрос – заинтересованность потребителя. Если наши потребители будут заинтересованы в том, чтобы покупать отечественные продукты, если производители будут получать какие-то льготы, кредитные, к примеру, то это будет для них значительно интереснее. Поэтому при адекватной системе софинансирования, стимулирования, можно совместно с потребителями внедрить интересные совместные решения. Например, мы планируем, что к середине 2016 года в сотрудничестве с рядом компаний предложим отечественный продукт, включающий отечественное «железо», программное обеспечение, инжиниринг. Все три компонента автоматизированных систем управления. Это работа, которая ведется сегодня за счет собственных средств всех участников процесса. При госсподдержке создание отечественного продукта шло бы гораздо быстрее.

— Какие научные задачи ставит перед собой ваш коллектив сейчас?

На сегодняшний день в рамках консорциума с компанией «Эльбрус» мы ведем работу по созданию нового типа процессоров для нужд промышленной автоматизации. Компания «Эльбрус» — известная российская компания, которая имеет большой научный потенциал. Она создала процессор для компьютерной техники — бытовых компьютеров, серверов. Пока мы вынуждены пользоваться этими процессорами для промышленной автоматизации. Но нам хотелось бы положить в основу немного другой продукт, который бы позволил решать актуальные задачи, не используя тот крупногабаритный процессор, который выпускается на данный момент компанией «Эльбрус». Мы договорились о том, что будем решать эти задачи, но остается открытым вопрос финансирования, признаюсь, очень надеемся на государственную поддержку.

— Что вы предпринимали, чтобы как-то познакомить государственные структуры с вашими разработками?

Мы подали совместно с «Эльбрусом» заявку на НИОКР в Минпромторг РФ и надеемся на положительное решение. В случае положительного решения мы совместными усилиями сделаем продукт, который абсолютно подходит для нужд промышленной автоматизации. Многие министерства и ведомства проводят свою исследовательскую работу. Мы хотим также взаимодействовать с вузами. У наших учебных заведений есть большой потенциал, там хорошая база, поступают умные ребята, поэтому мы хотим организовать совместную работу в части НИОКРов, то есть создания неких компонентов наших систем за счет научного сотрудничества с вузами. Ставится такая цель: чтобы конструированием занимались вузы, а мы выводили их продукт на рынок. Это выгодно обеим сторонам: научная база вузов будет развиваться, а их изобретения – коммерциализироваться.

— Процессор, который создала компания «Эльбрус» не очень жизнеспособен с точки зрения стоимости: один компьютер будет стоить  около 400 тысяч рублей. Как коммерциализировать подобный товар, если у конкурентов продукция в разы дешевле?

Дело в том, что нет серийности. Мы сегодня, вкладывая собственные деньги, готовы создать систему для ОДК (оперативно-дистанционного контроля). При определенном спросе, можно сделать приемлемую цену на этот процессор. Сегодня он не востребован на рынке, не только из-за высокой цены, а, в том числе, из-за использования собственной системы команд: он работает на своей операционной системе фирмы «Эльбрус», основанной на основе свободно распространяемой платформе Linux. К сожалению, в промышленности отсутствовала надобность запускать SCADA-системы, на которых строятся системы управления промышленным производством на свободно распространяемых платформах. Это значит, что, используя данный процессор в составе своего изделия, мы толкаем потребителя перейти на другую операционную систему, использовать другие программные продукты, которые, к сожалению, плохо представлены на рынке. В России у производителей SCADA-систем практически не было (по состоянию на 2015 год) решений на базе свободно распространяемых платформ.

— Что такое «свободно распространяемая платформа». В чем ее преимущества? 

Это платформа, которая не зависит от какого-то конкретного производителя. Например, у нас есть привычный нам Windows, то есть это та платформа, которая зависит от корпорации Windows. И больше никто не имеет права ее распространять. На программном рынке существуют так называемые «свободно распространяемые платформы», которые создаются коллективами энтузиастов, свободно распространяются и не принадлежат одному разработчику.

У таких систем много создателей. Подобные системы не делает один человек. Так же, как один человек или концерн не может ими управлять. Примеры таких систем – Linux, Unix. Есть свободно распространяемые платформы для администрирования сайтов, например, Jumla. А вот система Bitrix – закрытая платформа.

В Советском Союзе тоже была своя операционная система, были и программы, которые позволяли работать, как Microsoft Office. Но с выходом на рынок иностранных компаний их просто не осталось. При государственной поддержке, при общей заинтересованности создать эти платформы не представляет никакой сложности. На сегодняшний день с точки зрения национальной безопасности необходимо перейти хотя бы на свободно распространяемые платформы. Хотя приоритет в идеале должен отдаваться отечественным разработкам.

Переход на российские разработки (хотя бы на основе свободно распространяемых платформ) – это правильный шаг с точки зрения национальной безопасности. Например, Министерство обороны Франции в прошлом году перешло на продукты на базе свободно распространяемых платформ. Французы как раз ушли от Windows, чтобы не зависеть от кого бы то ни было. Свободно распространяемые платформы похожи на конструктор «Лего»: ты можешь собрать из элементов конструктора то, что тебе нужно, и при этом взять элементы конструктора может любой желающий. «Эльбрус» на базе такого же операционного конструктора и создал свою систему.

Вернемся к «Эльбрусу» и нашей совместной с ним разработке. Почему так неважно пока обстоят дела. Одной компании невозможно содержать большую систему, это трудная задача. Сегодня рынок российского программного обеспечения слаб. Замкнутые системы – банковские, военные —  выпускаются на «Эльбрусе», но их рынок очень невелик. Для широкого рынка нужен другой формат. Именно на это нацелен наш консорциум совместно с компанией InSAT. Они выпускают программный продукт — SCADA-систему на свободно распространяемых платформах. И опять же к середине 2016 года мы это решение покажем – на свободно распространяемой платформе, на «Эльбрусе» и с работающим ПО. Это будет решение, с которым можно работать и которое можно тиражировать. К сожалению, поначалу оно будет дорогим, но ведь надо с чего-то начинать.

— Какие секторы экономики, на Ваш взгляд, наиболее открыты к продвижению российских разработок?

Некоторые крупные отечественные компании принимают решения проводить тендеры с приоритетом в сторону российских разработчиков. Но все это работает точечно, за счет компаний-энтузиастов. Структуры ТЭК достаточно подвижны: они уже используют много отечественных компонентов – например, задвижки, краны, шкафы. С автоматизированными системами управления не все так хорошо. У большинства предприятий ТЭК уже выстроены системы, работающие на импортной программно-технической платформе, и сегодня внести в нее что-то отечественное очень сложно. Разработчикам же необходимо, чтобы корпорации предоставляли большие площадки для испытаний, для внедрения, и выводили новые решения на рынок. На сегодняшний день мы – российские разработчики — не просим финансирования, мы просим пустить на рынок и показать возможный объем продукции, который компании готовы приобрести. А наша задача — делать хороший продукт. Благодаря таким площадкам, подобным «сознательным» корпорациям мы сможем исправлять «детские болезни» нашего оборудования.

Конечно, это не профильная для ТЭКа задача – способствовать внедрению и становлению отечественного оборудования, но кто-то должен это делать. Наши нефтедобытчики пользуются в основном оборудованием иностранных компаний. А если эти компании ограничат поставки? Как быстро и без потерь решать проблему? Тот же Siemens, например, может посчитать свои детали продукцией двойного назначения – и для военной сферы тоже, и тогда концерн могут заставить прекратить поставки комплектующих. Санкции чреваты самыми разными проблемами и задачами. И нужно решать их во всеоружии.

Материал подготовлен Надеждой Курилович
Подробнее:
http://rosnauka.ru/publication/1300

Опубликовано: Июнь 16, 2016 в 14:17

Категории: Сми о компании